Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

пень, бодрый, бодрыйпень

Свининa «Праздничная»


Ингрeдиeнты:

1 кг филе свинины (я использовала кoрейкy) или индейки
2 ст.л. брусничного джемa (или вишнeвого)
2 cт.л. мeда
2 cт.л. лимонного сокa
бутончики гвоздики
соль

Способ пpиготовлeния:

Смeшать джем, мeд и лимoнный сoк.
В свининe сделать рaзрезы, по диагонали, глубиной оĸоло 3-4 мм.
Выложить мясo в фoрму для запеĸания, поcолить.
Cмазать cоуcом.
В рoмбики вставить по бyтончикy гвоздики.
Поставить в дуxовку.
Запeкать при темперaтyре 180 градусoв в течение 45-55 минут.

[ Bкуснейшее мясo!
Арoматнoе, нежнoе, сoчнoе!
Oгрoмный плюс этого рецепта в том, чтo вpeмeни на подготовку надо минимyм, a результат вaс непременнo порадуeт.
Из указаннoгo количествa ингредиентов получаeтся 5-7 пoрций. ]
promo bodriy_pen october 16, 2019 00:08 18
Buy for 10 tokens
Collaborator - новая биржа заработка для блогеров. Более 10 тысяч рекламодателей Всего навсего 6 тысяч сайтов и блогеров Не упусти свой счастливый билет стать ТОП в Коллабораторе и зарабывать тысячи долларов за 1 статью!
пень, бодрый, бодрыйпень

Романс

Туманом пьяным в утренней россе
Я к Вам приду пока еще вы спите
Рассвет Вам принесу во всей красе
И в косы Вам вплету волшебной нитью

Пусть с Вами будет аромат полей
В высоком небе песня жаворонка
Смолистый запах юных тополей
Пусть Вам рассвет звенит струною звонкой

И вы проснетесь на моих руках
Рассветом тая в нежности и страсти
Вам солнце улыбнется в облаках
И вы прошепчете, о Боже, это счастье.....
пень, бодрый, бодрыйпень

Жил да был

Пригласила на пирушку
В свою странную избушку
Меня старая Яга,
Как любимого врага.

Говорит:" Иван, давай,
Отговорки не болтай,
А бери-ка ноги в руки,
Да немедля поспешай.

Приготовила я снедь.
Может быть зайдёт Медведь,
Обещался быть и Леший,
Вы, кажись, знакомы ведь?

Засолила я грибков,
Настреляла голубков.
Выпьем, Ваня, мировую,
Поедим окороков.

Приглашение Яги
Отклонять ты не моги!
Я не всяких принимаю,
Только в ком живут мозги."

Я к Яге давно привык,
Да к тому же я мужик,
Не отказываю дамам,
Да и дома жрачки пшик.

Сели дружно мы за стол,
Миша с Лешенькой пришёл.
Пили долго медовуху,
Ели всякий разносол.

Я боялся захмелеть,
Чтоб не падать, как Медедь.
Он давно под стол свалился
И там принялся храпеть.

Хитрый Леший всё юлил,
Про свой транспорт говорил,
Что не ездит он на волке,
Коли где спиртное пил.

Медовуха - пол беды,
Напрягли меня грибы,
Подозрительно смотрелись,
Как наморщенные лбы.

"Ваня, милый мой дружок,
Съешь, пожалуйста, грибок" -
Всё гнусила Бабка Ёжка.
Отказать я ей не смог.

Как кусочек откусил,
Сразу всех лишился сил.
"Вот зараза эта бабка!" -
Сам с собой я голосил.

Утром лишь открыл глаза -
Смотрит на меня Коза,
А в глазах её мелькает
То ли смех, то ли гроза.

Говорит Коза: "Иван,
Я тебе налью стакан,
А потом пойдём жениться.
Ишь, затейник-хулиган!"

А Яга ей в унисон:
"Ну ты, Ваня, чемпион!
Совратил Козу-девчонку."
Что же за кошмарный сон!

Всё исчезло в тот же миг
И нирваны я достиг.
Вот коварные грибочки,
Ну а я дурак-мужик.

Из нирваны возратясь,
На коня верхом садясь,
Я сказал: " Твою пирушку
Не забуду отродясь!"

Бабка машет мне платком,
Да хохочет хохотком.
Ишь, шутница-клоунеса!
Подавись своим грибком!

Больше к бабке ни ногой!
Пусть идёт своей трпой,
С дураками шутки шутит.
Я -дурак, но не такой!
пень, бодрый, бодрыйпень

Девять жизней Варлама Шаламова

«Он был живуч как кошка — эта поговорка неверна. О кошке было бы правильнее сказать — эта тварь живуча, как человек».

Человек может вынести многое — гораздо больше, чем думает. Аресты, доносы, штрафные прииски, больничные койки. Варлам Шаламов почти 20 лет выгрызал право на жизнь в лагерях и ссылке и был уверен: человек выносливее любого животного. Один из вариантов автобиографии Шаламов озаглавил «Несколько моих жизней» — у него их было точно не меньше кошачьих девяти.

Кошка Муха
Шаламов трепетно относился к кошкам. Он любил рассказывать, что даже на знамени Спартака была изображена кошка — символ независимости, спутница римской богини свободы Либертас. «Людям далеко до кошек, но вы — можете быть кошкой», — сказал однажды Шаламов своей подруге Ирине Сиротинской. Высшая похвала из его уст.

У Шаламова не было никого ближе черной кошки Мухи. Она жила у писателя до середины 1960-х гг. Непростое время: разрыв с женой без возможности разъехаться, бедность, проблемы со здоровьем (давали знать о себе колымские годы), жизнь на обочине литературного мира. Отдушиной были вечера в маленькой комнатке: Шаламов работал за письменным столом, Муха урчала у него на коленях.

Муха была самостоятельной кошкой. Она выскальзывала на улицу через открытое окно и возвращалась, когда считала нужным. Но однажды Муха не пришла. Шаламов искал её всюду — тщетно. Спустя несколько дней узнал, что рабочие, чинившие трубы во дворе, нашли мёртвую кошку и зарыли её в землю. Шаламов попросил выкопать Муху. Рабочие сначала посмеялись над старым чудаком, но затем всё же помогли. Писатель забрал свою любимицу домой, попрощался с ней, вымыл и похоронил в другом месте. Неизвестно, что именно произошло с Мухой. Шаламов думал, что её «застрелил какой-то генерал».

Борис Лесняк — с Шаламовым они познакомились в больнице на Колыме — несколько раз фотографировал друга с Мухой. Лесняк вспоминал: «Между прочим, у этого снимка с Мухой были дубли. На одном из них у Мухи получились как бы сдвоенные глаза. В. Т. это страшно заинтриговало. Он никак не мог понять, каким образом такое могло получиться. А мне это непонимание казалось забавным — при его-то разносторонности и гигантской эрудиции».

Кот раздора
В 1962 г. журнал «Новый мир» напечатал повесть Александра Солженицына «Один день Ивана Денисовича». Публикация прославила имя автора на весь мир. По воспоминаниям Лидии Чуковской, Анна Ахматова сказала: «Эту повесть о-бя-зан про-чи-тать и выучить наизусть — каждый гражданин изо всех двухсот миллионов граждан Советского Союза».

Шаламов тоже высоко оценил повесть. В письме к Солженицыну он говорил о художественных достоинствах «Одного дня…», об удавшихся образах героев. Шаламов назвал повесть достоверной, но с оговорками. Изображая подробности лагерного быта, Солженицын допустил несколько осечек. Так, Шаламов не понимает, зачем главному герою ложка. В настоящем лагере она не нужна: баланда обычно настолько жидкая, что её можно выпить через край тарелки.

Ещё один прокол: в санчасти, в которую попадает Шухов, «даже мыши не скребли — всех их повыловил больничный кот, на то поставленный». Шаламов без обиняков комментирует: в лагере не могло быть кота — его бы непременно съели.

Спустя пять лет после публикации «Одного дня…» и два года после смерти Мухи Шаламов пишет рассказ «Безымянная кошка». Словно полемизируя с Солженицыным, Шаламов помещает раненую кошку в арестантскую больницу, где та выживает, крепнет и избавляет отделение от крыс. Но идиллическая жизнь кошки и двух её котят продолжается недолго: блатные варят из них суп. Третьего безымянного котёнка, попавшего к рыбаку, вскоре также ждёт гибель.

О себе же Шаламов писал, что «за всю свою жизнь не убил ни одной птицы, ни одного зверя». Он ненавидел охоту и говорил, что его отец — заядлый охотник — так и не смог приучить сына к ней.

Между Шаламовым и Солженицыным в итоге пробежала чёрная кошка. Когда Шаламов отрекся от публикации «Колымских рассказов» на Западе, заявив, что их проблематика «давно снята жизнью», Солженицын отрезал: «Умер Шаламов». Шаламов, в свою очередь, называл Солженицына «дельцом» и «орудием холодной войны».

Варлам Шаламов умер в 1982 г. в пансионате для психохроников. С 1979 г. он жил в доме престарелых и инвалидов.
пень, бодрый, бодрыйпень

Назад

Я как-то задумался о том,
какую категорию фильмов для взрослых
смотрит мой бог.
Хотя в его мире, наверное, до сих пор
существуют салоны
и видеопрокат.
Он ходит между заставленных полок,
и возбужденно утирая пот,
достаёт из каталога "Человечество"
две тысячи двадцатый год,
теряет дар речи, успев удивиться:
"Вот чёрт!
Это жёсткое для меня".
И ставит кассету
назад.
пень, бодрый, бодрыйпень

Вы помните, вы всё, конечно, помните

Вы помните, вы всё, конечно, помните
О нашей встрече дома у меня,
В моей пустой и холостяцкой комнате,
Лишённой и уюта, и огня.

Пришли вы не одна, с собакой верною,
Как будто опасаясь моих ласк.
Собака оказалась очень нервною
И будто ожидала слова "фас".

А я решил контакт наладить с пёсиком,
Точнее, с вашим страшным, злобным псом.
Я перед ним расхоживал колёсиком,
Точнее я крутился колесом.

Сказал я по лакейски и не искренне:
"Дай, что ли, Джим, на счастье лапу мне."
А Джим взглянул недобро, очень пристально,
И взглядом пригвоздил меня к стене.

С тех пор мы не встречались веки вечные,
Я полюбил девчонок и кабак.
Вы, видимо, не замужем. Замечу вам:
Не надо на свиданиях собак!
(Наталия Варская).
пень, бодрый, бодрыйпень

Бойтесь - гнева терпеливых!

Бойтесь - гнева терпеливых!
Вы, незнающие края...
Гнева чутких , неревнивых,
Гнева тех , кто всё прощает!

Как пример , из жизни личной :
— До поры терпенье длится!
И любовь - небезгранична,
И терпенью - есть граница...

Вот, когда в терпенья чашу
Боль последней каплей канет,
Вдруг проснувшись, чувство ваше,
Камня , не найдёт на камне!!!

И - ни слова, и ни взгляда,
Уходя из стен постылых...
И кричать:"- Вернись!!!" - не надо!
Бойтесь гнева терпеливых.
пень, бодрый, бодрыйпень

БУКЕТ

Люблю, когда просторный луг
В траве зеленой и цветах,
Где землю не поранил плуг,
Где воздух чист, что просто ах,

Когда трава еще в росе,
Я васильков нарву букет,
Тебе одной, во всей красе,
В постель их принесу чуть свет.

Я сяду рядом чуть дыша,
Чтоб не нарушить твой покой,
В тот миг поёт, поёт душа,
Не нужно мне судьбы иной.
пень, бодрый, бодрыйпень

Памяти поэта.

Время летит быстротечно
И вот уже сорок лет,
Как нет с нами барда- поэта,
Володи Высоцкого нет.

Меняются песни и мода,
Век потребления настал.
Все на продажу-талант и свобода,
Об этом Володя писал.

Меняем мы совесть на злато,
Забыв о страданьях Христа.
Горькую будет расплата!
И это поэт предсказал!
пень, бодрый, бодрыйпень

Книга дня: Максим Капитановский | История рока. Во всём виноваты «Битлз» (2020)

Издание содержит ненормативную лексику!

Максим Капитановский – режиссер-документалист и сценарист фильмов «Пол Маккартни. 73 часа в России», «Во всем прошу винить «Битлз», «Таймашин. Рождение эпохи» и других, писатель, журналист, участник культовых групп «Добры молодцы», «Лейся, песня!», супер-группы журфака МГУ «Второе дыхание», барабанщик ранних составов группы «Машина времени», в течение 12 лет звукорежиссер «Машины».
В предисловии к книге Андрей Макаревич пишет: «У Макса была масса разнообразных достоинств. Одно из них – он великолепный рассказчик. Согласитесь, редко бывает, когда в компании просят: «Макс, расскажи про то-то и то-то», – отлично зная саму историю, но не в силах побороть искушение послушать ее еще раз».
И это правда – некоторые эпизоды книги заставляют хохотать до колик. При этом она не просто смешная, а очень даже поучительная: в ней говорится о том, как не растеряться в самых трудных жизненных ситуациях.
Книга рассказывает о феномене группы «Битлз», о ее влиянии на советскую рок-музыку и эстраду, моду и даже политику через призму юмора, искрометных шуток и воспоминаний Максима Капитановского.