Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

пень, бодрый, бодрыйпень

Немножко обо мне

На данный момент мне уже четвертак, и я достаточно много видел, знаю и могу рассуждать на разные темы. Работаю сейчас в компании по производству вина, поэтому знаю о нем чрезвычайно много, можете спрашивать, я посоветую и расскажу. И еще - ПОРОШКОВОГО ВИНА не существует в природе. Это МИФ!! Есть просто низкокачественное вино из несортового винограда.

Про себя добавлю, что я очень люблю общаться и хочу от Вас того же. За больше чем месяц у меня уже под тысячу комментов и под полторы написанных, так что я не пасив, и рекламы в блоге нет)

И напоследок, у меня есть специальный список друзей в ЖЖ, которых я активно ежедневно читаю, комментирую, хотите в него попасть - читайте меня, комментируйте и мы подружимся
ДОБАВЛЯЙТЕСЬ!!!! ВЗАИМНО!!
Кто зафрендил - пишите, добавлю)

Мой блог на ЛиРу - Звездариум
нажимайте и наслаждайтесь





Счетчик посещений Counter.CO.KZ - бесплатный счетчик на любой вкус!
promo bodriy_pen october 16, 00:08 18
Buy for 10 tokens
Collaborator - новая биржа заработка для блогеров. Более 10 тысяч рекламодателей Всего навсего 6 тысяч сайтов и блогеров Не упусти свой счастливый билет стать ТОП в Коллабораторе и зарабывать тысячи долларов за 1 статью!
пень, бодрый, бодрыйпень

Безумец, сказочник и художник

Признаться,
Бог добрый безумец.
Милый сказочник,
Да вдобавок художник!
Вы бы видели его портреты,
Ах! Какие он пишет портреты!
Я и сам не раз в них влюблялся.
Как божественны омут глаз
И линии губ...
А какие пейзажи он пишет!
Ах, какие пейзажи он пишет!
Правда, мне зачастую
Лишь снега полотна
На глаза попадаются,
Но и на этом спасибо!
Никогда не считал я
Себя привередой...
А книги его читали?
Боже! Изумительный стиль
Написания!
Я влюбился с первых же строк...
Знаете,
Помнится, видел там главы
И с именем вашим!
Но, наверное, Вам не придется по вкусу
Перелистывать пустые страницы...
Нет, это совсем не обман!
Как мне автор давненько сказал,
Так он узрел
Философию жизни....
пень, бодрый, бодрыйпень

"Интервью с критиком".

Журналист:
— Что вдохновило вас когда-то
На критику чужих стихов?
Не платит вам никто зарплату,
Скажите, ваш мотив каков?

Критик:
— Обидно за литературу,
Ведь графоманов развелось,
Достойной ни одной фигуры,
Все пишут просто на авось.

Журналист:
— И только это или нечто
Сидит поглубже и влечёт?
Обида слишком скоротечна,
Вы ж на посту который год:

Сидите плотно в интернете
На сайтах всех известных групп.
Что в подсознании - ответьте?
Надеюсь, мой вопрос не глуп.

Критик:
— Не глуп вопрос, но я не знаю,
Что вам ответить на него,
Ведь я живу без подсознанья,
Всё на поверхности давно.

Журналист:
— Не зависть ли вас вдохновляет?
Не это ль основной мотив?
Вас будто кто-то заставляет
Быть всем поэтам супротив.

Критик:
— Кому завидовать? Пигмеям?
Поэтов нынче просто нет.
Я за поэзию радею,
Ведь сам в душе большой поэт.

Я мог бы быть вполне достойным,
Да нынче некому читать.
Вот пишут все единым строем,
А для кого и не понять.

Журналист:
— А может быть для вас и пишут,
Чтоб вас развлечь и пищу дать?
Критик:
-— Нет, моей критики не слышат,
А слышат - могут и послать.

Журналист:
— "Мартышкин труд", как говорится?
Вам не обидно за себя?
Критик:
— Обида - что?! Она - водица,
А я живу себя любя.

Пусть злятся на меня поэты,
Но в то же время знают все.
Живу я злобой разогретый
И, вроде бы, на высоте.

Журналист:
— Ну что ж, спасибо. Ваше дело
Почти что подвиг в наши дни.
Читать давно всем надоело,
Читают критики одни.
пень, бодрый, бодрыйпень

Сможешь исправить, художник?

Взял я с собою холсты,
Кисти, палитру и краски.
Чистые взял я листы,
Где акварельные сказки.

Птички летают вокруг.
В парке ларёчек с морожным.
Изображу яркий луг .
Я же счастливый художник.

Церковь, Иисус на кресте.
Свет на металле играет.
Девушка, стоя в фате,
Белый букетик сжимает.

Выбрал жених не её.
Стала другая дороже.
Скажет желанье своё :
"Сможешь исправить, художник?"

Крики и ругань стоят.
Дом алкоголем наполнен.
Взрослые создали ад.
Дети стоят на пероне.

Девочка плачет навзрыд.
Брат её маленький тоже.
Взгляд её сам вопросит:
"Сможешь исправить, художник?"

Яма и люди вокруг.
Короб и крышка накрыта.
Неисправимый недуг
Неограничен лимитом.

Плачут, рыдают, молчат.
Капает ветренный дождик.
Женщины с болью кричат:
"Сможешь исправить, художник?"

Строй агрессивных солдат.
Череп с костями на коже.
Наперевес автомат.
Страшные зверские рожи.

Мир захлебнулся в войне
Стал на пустыню похожим.
Баннер висит на окне:
"Сможешь исправить, художник?"
пень, бодрый, бодрыйпень

Ненужные вещи

Мой шкаф забит ненужными вещами,
Рядами ровными лежит на полке хлам.
Воспоминания нетленными мощами,
Расставлены красиво по углам.

Неровной стопкой выстроились тени
Былых обид, умноженных на ноль,
Их выбросить мешает приступ лени,
Которая оправдывает боль.

На самом дне расположились страхи,
Дрожат, зарывшись в вековую пыль,
Рождённое из праха, станет прахом.
Зачем беречь, что списано в утиль?

Признания хранятся вперемешку,
С ночными криками под властью темноты,
Я завернул их в старые насмешки,
И сигаретный дым до тошноты.

Истлевший ворох прожитых мгновений,
От глаз моих скрывает божий свет,
Есть место для напрасных сожалений,
А для любви и счастья места нет.

Артур Сурганов
пень, бодрый, бодрыйпень

Книга дня: Джоэл Харрингтон | Праведный палач. Жизнь, смерть, честь и позор в XVI веке (2020)

Однажды профессор истории Университета Вандербильда Джоэл Харрингтон на пыльных полках букинистического магазина в Германии обнаружил дневники Мейстера Франца Шмидта, написанные в XVI веке в городе Нюрнберге. В течение 45 лет господин Шмидт убил и искалечил сотни людей. Он работал палачом. Уникальный исторический документ не должен был просто пропасть. Так родилась эта книга о глубоко религиозном человеке, мечтавшем о медицинской практике, прекрасном семьянине и настоящем серийном убийце по профессии.
Эта книга серьезно выделяется из целого ряда работ по Средним векам, обрушившегося на нас в последние пару лет. Здесь не просто интереснейшая история своего времени, но и очень современные вопросы – нравственность применения смертной казни, человеческая жестокость и возмездие.
Искренние и подробные дневники палача отражают мучительные попытки Франца Шмидта примирить ремесло с верой, рассказывают о понимании справедливости, наказания и человечности в XVI веке и параллельно показывают, как недалеко ушли от Средневековья наши представления.
пень, бодрый, бодрыйпень

"Гавана" Дмитрий Брилов

- Ты сильно изменилась, я тебя совсем не узнаю

"Ты сильно изменилась. Откуда эти слова-льдинки? Презрение, жестокий холод и отчуждение, словно не родная. Фразами, как ножом режешь по живому. Я тебя совсем не узнаю! Отановись, мы же были вместе, любили друг друга. Помнишь ночные разговоры? Давай встретимся и поговорим? Примерно так начинают плакаться мужчины, когда у женщины заканчивается терпение. Почему? Любила и вериала, а теперь разлюбила".
пень, бодрый, бодрыйпень

Мне друг сказал

Мне друг сказал: "Твой интернет -
Абстрактный мир, он не реален"
Как был мой друг всегда банален,
Таким остался много лет.

Абстрактный мир как раз другой.
В моём любимом интернете
Я вижу всё на этом свете
И здесь я истинный герой.

За окнами моей квартиры
Есть продуктовый магазин,
Толпа подвыпивших мужчин,
В асфальтовой палитре -дыры,

Я не столичный гражданин,
С абстракцией знаком прилично,
Я испытал всё это лично
И жду совсем других картин.

И вот, вплывая в интернет,
Я погружаюсь в яркость мира,
Звенит моя лихая лира,
И глубине предела нет.
(Наталия Варская).
пень, бодрый, бодрыйпень

В спящем городе на белой реке

В спящем городе на белой реке,
В тихой заводи, в глухом закутке,
Плачет птица о несбывшемся сне,
Плачет горько в наступившей весне.

Плачет птица та, а город все спит,
Спят дома, мосты, ступеней гранит,
Только где-то юный мальчик не спит,
Он по птице этой тайно грустит.

Он грустит по птичьей давней мечте,
Он грустит о неземной красоте,
Сердце рвется вдаль и хочет мечтать,
Только вместе им вовек не бывать.

Не бывать им вместе и не дышать
Той отравой, что любовью зовут.
Ведь из города нельзя убежать,
В белой реченьке нельзя утонуть.

И не кончится та песня вовек
В спящем городе на белой реке.
Будет маяться чудак - человек
И всегда мечтать в глухом закутке.

Евгения Кривцова.
пень, бодрый, бодрыйпень

Ну, как ты, любовь моя первая?

Ну, как ты, любовь моя первая?
Вот, письма тебе пишу.
Когда нибудь я, наверное
Отправить тебе их решусь.
А ныне походкой шаткою
Скитаюсь по вёснам чужим
И в прошлое наше украдкою
Заглядываю сквозь дым.
Он лёг на виски и белыми
Дорожками вьётся, грустит.
Мой славный, ну, что мы наделали,
И кто нас за это простит?..
Нелепо, в кругу, поэтапно
Мотаем мы каждый свой срок.
Я всё поняла внезапно,
Ты всё изменть не смог...

© Ирина Алёхина. 2019