Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

пень, бодрый, бодрыйпень

Свининa «Праздничная»


Ингрeдиeнты:

1 кг филе свинины (я использовала кoрейкy) или индейки
2 ст.л. брусничного джемa (или вишнeвого)
2 cт.л. мeда
2 cт.л. лимонного сокa
бутончики гвоздики
соль

Способ пpиготовлeния:

Смeшать джем, мeд и лимoнный сoк.
В свининe сделать рaзрезы, по диагонали, глубиной оĸоло 3-4 мм.
Выложить мясo в фoрму для запеĸания, поcолить.
Cмазать cоуcом.
В рoмбики вставить по бyтончикy гвоздики.
Поставить в дуxовку.
Запeкать при темперaтyре 180 градусoв в течение 45-55 минут.

[ Bкуснейшее мясo!
Арoматнoе, нежнoе, сoчнoе!
Oгрoмный плюс этого рецепта в том, чтo вpeмeни на подготовку надо минимyм, a результат вaс непременнo порадуeт.
Из указаннoгo количествa ингредиентов получаeтся 5-7 пoрций. ]
promo bodriy_pen october 16, 2019 00:08 18
Buy for 10 tokens
Collaborator - новая биржа заработка для блогеров. Более 10 тысяч рекламодателей Всего навсего 6 тысяч сайтов и блогеров Не упусти свой счастливый билет стать ТОП в Коллабораторе и зарабывать тысячи долларов за 1 статью!
пень, бодрый, бодрыйпень

На балтийских болотах, где зреет стальная тоска,

На балтийских болотах, где зреет стальная тоска,
над чухонской тайгой, позабывшей дыхание снега,
где желтеет вода, где все больше и больше песка,
бедуинским шатром распласталось осеннее небо.

И ложится на землю верблюжьего цвета листва,
и бездомные осы ломают засохшие стебли,
и чахоточный Чехов, едва подбирая слова,
выдыхает в пространство: «Ich sterbe… ich sterbe… ich sterbe…»*

Выхожу на порог, отгоняю бездомных котов.
Догорает закат, и душа еще вроде при теле.
Но тяжелым дождем на уснувшие крыши домов
опускается с неба тягучий песок Иудеи.

За вселенский разгул и за пращуров попранный прах,
за безумные речи, которые нам не простили,
за поверженный Рим, за глухой перезвон тетрадрахм
на российских просторах является призрак пустыни

и кудлатых пророков, покуда лишенных имен,
зазывающий клекот из душной песчаной метели.
И гортанная радость забытых окрестных племен,
отогнавших отары в отныне иные пределы.

Что же делать, мой друг? Да и стоит ли наших забот
в опустевшем пространстве искать золотого кумира?
Если выйдет пустыня – сюда переселится Бог
и сыграет на скрипке свое сотворение мира.
пень, бодрый, бодрыйпень

САДОВОДУ ПОСВЯЩАЕТСЯ

Садовод, будь аккуратен —
Огородик булет ладен!
"Нет" петрушке, вон, сказали,
Что ж, не брезгуй чесноками!

Помидорки, огурцы...
Садоводы — молодцы!
И картошка, и укроп,
Закусончик был бы чтоб!

Про редис не забываем:
Витамины умножаем!
Мята к чаю хороша:
Выпил — и поёт душа!

Колорадский жук на грядке?
Не играй, дружок, с ним в прятки!
Истреби его скорей,
Чтоб не чах твой сельдерей!

Плодожорка нападает —
И такую тварь мы знаем!
От неё есть зелье, брат,
И делиться я им рад!

Сухостой, жара "плюс тридцать"?!
Нет, так вовсе не годится:
Оборудуй тень, полив...
И "потянешь" чернослив!

И цветам уход-то нужен:
Может, сорт какой застужен,
Или почва не пошла,
Или роза не взошла...

В общем, надо не лениться!
Огородец чтоб трудиться
Дан нам! Ты мотай на ус,
Коль батрак ты, а не трус! 😃😊
пень, бодрый, бодрыйпень

Это все те же книжки, все то же лето.

Это все те же книжки, все то же лето.
Можно не торопиться и ждать зарплаты,
Чтобы купить дожди и в дождях просветы
Неба, как на рубахе твоей заплаты.
Осень предчувствуешь в мае несовершенном,
В громе, перемежающемся с канонадой.
Город, как суицидница, режет вены
Линий фонарных пожаров над эстакадой.
Пахнет прогорклой жужалкой возле дома,
Что-то знобит немного, и ночь безмолвно
Смотрит в витрины брошенного стадиона,
Ветрено возвращаясь во время оно,
В то позабытое время все тех же книжек,
Книжек, в которых было легко и просто
Жить в потаённых смыслах, в словах неслышных,
В этих значениях, в общем-то, переносных…
Всё переносное стало первостепенным.
Только бесценен чай на краю заката…
Черные окна, синие вены, белые стены,
Осень предвидится, и ничего не надо…
пень, бодрый, бодрыйпень

Я дважды пробуждался этой ночью

Я дважды пробуждался этой ночью
и брел к окну, и фонари в окне,
обрывок фразы, сказанной во сне,
сводя на нет, подобно многоточью,
не приносили утешенья мне.

Ты снилась мне беременной, и вот,
проживши столько лет с тобой в разлуке,
я чувствовал вину свою, и руки,
ощупывая с радостью живот,
на практике нашаривали брюки
и выключатель. И бредя к окну,
я знал, что оставлял тебя одну
там, в темноте, во сне, где терпеливо
ждала ты, и не ставила в вину,
когда я возвращался, перерыва
умышленного. Ибо в темноте —
там длится то, что сорвалось при свете.
Мы там женаты, венчаны, мы те
двуспинные чудовища, и дети
лишь оправданье нашей наготе.
В какую-нибудь будущую ночь
ты вновь придешь усталая, худая,
и я увижу сына или дочь,
еще никак не названных,— тогда я
не дернусь к выключателю и прочь
руки не протяну уже, не вправе
оставить вас в том царствии теней,
безмолвных, перед изгородью дней,
впадающих в зависимость от яви,
с моей недосягаемостью в ней.
пень, бодрый, бодрыйпень

Не печалься мой друг, все печали от тяги к мирскому.

Не печалься мой друг, все печали от тяги к мирскому.
Я теряю твой след, тот что был обретённым едва.
Нависает туман, поглощающий сны и слова.
Я скучаю по нам, я скучаю по свету и дому.
За окном серый дождь, тишина и бескрайние дали
И во всём этом Бог, и во всём этом наша любовь,
Значит волей небес мы с тобой сочетаемся вновь
В заповедном саду, о котором так долго мечтали.

Неизвестный росток пробивается вверх после смерти
Иллюзорных миров, заполнявших пространство химер.
Белоснежные птицы летят сквозь преграду портьер -
Эманация чуда, лишённого каменной тверди,
Два хрустальных крыла на ладонях серебряной глади
Океанской воды, укрывающей блеск жемчугов.
Поведи за собой по ковру перьевых облаков,
Стань моим маяком, освети темноту Бога ради!

Спой мне песню о том, как чисты поднебесные дали,
Как живётся тебе в безмятежно прекрасном краю.
Если хочешь и я светлой песне твоей подпою.
Не печалься мой принц, в парадизе ни место печали.
В парадизе любви ни тревоги, ни боли, ни жажды.
Я томлюсь под замком запредельно-холодного сна,
Но проснувшись пойму, до чего милосердно весна
Одарила страну, где мой путь прекратится однажды.

Ты разбудишь меня до того как поднимется солнце.
Я поверю тебе, позволяя себя разбудить,
Как послушный фантош, что легко управляем за нить.
Но неловкий манёвр, и она невзначай оборвётся.
Как же просто принять пустоту за благое начало.
Всё не больше чем блик в бесконечном потоке веков.
Перья раненых птиц и шелка перьевых облаков...
Умаляется вера, которой и так было мало.

Ты - струящийся звук - серенада, вечерняя месса -
Словно ангел поёт, безутешно тоскуя во мгле.
Этим вечером я осознаю, что ты на земле
И какой маскарад - покорившая душу аскеза.
Не надейся, тебе далеко до заветного рая.
И слеза упадёт необычно горячая вниз,
Превратившись в звезду, озарившую наш парадиз,
Алым пламенем он расцветёт, безнадёжно сгорая.
пень, бодрый, бодрыйпень

УТРЕННЯЯ ГРОЗА

Дождь — голубиными лапками по подоконнику.
Крылья дождя огром-
ны приглашает на улицу каплями громкими.
Утро — цвет сизаря — и гром.
Капли массивные — будоражащие нервы нам,
Ну, просыпайся, пора!
Миссия заключается каплям — быть первыми,
Позже — ливень и град.
Утро то ли весёлое, то ли тревожное,
Дождь разбудил — и рад!

Двадцать минут громы-молнии, это же на!..
и — тишина.
пень, бодрый, бодрыйпень

МАЙСКОЕ

В мае – не только тычинки-пестики,
Во что угодно любовь завёртывай.
Остановился, прислушался – есть, таки:
Вот тебе первая, вот – четвёртая!

Так и шагаешь, пиная бутоны всех
Цветиков-семицветиков. Прочь их,
Все раскалённые стены бетонные;
Тех, кто за стенами рожи корчит.

Воздух вдыхаешь, как вепрь на течку,
Мчишь, сломя голову, ссадины делая:
"Дама, простите, у Вас есть аптечка,
Бинтики, йод и другие изделия?"

Все неповторны, даже особенны,
Всех захватить, обозначить скорей мне!
В мае неопытные способны на...
Не ошибиться бы в майском гареме.

Тем, кто случайно до истин допёрли:
Май загнездился на ветках листвою.
Рубишь концы. Но поможет топор ли,
Если заведомо встретились двое.
пень, бодрый, бодрыйпень

СОБАЧЬЯ ДОЛЯ

Жизнь опустила человека вниз.
Не бросила его собака,
Лизала руки, говоря: "Держись,
Прорвёмся из любого мрака".

Шёл дождь, просили на еду,
Но мимо проходил прохожий.
"Я никуда отсюда не уйду,
Мой пёс, ты на меня похожий".

Собачья доля на двоих одна.
Он плачет, а собака подвывает.
"Ну, неужели нам с тобой хана.
Такое часто на земле бывает".

Летящий Ангел сверху освятил
Их души, и отчаянье пропало.
Господь вас видит, Он вас не забыл.
Таких, как вы, живёт ещё немало.
пень, бодрый, бодрыйпень

Ключ

В старом замке под плитой с мечом
Ключ от мира в кубке заключён.
Над плитою статуя стоит
И безмолвно целый век глядит.

Держит крепко мерные весы.
Водяные капают часы,
Отмеряя время день за днём.
Сила скрыта под седым плащом.

Взгляд тяжёлый в мрачной тишине.
Человека ждет давно извне.
С чистым сердцем в мире он рождён
И великим духом награждён.

Близок миг свершения судьбы.
Человек, рождённый для борьбы
Перед статуей стоит во мгле.
Луч из неоткуда на челе.

Яркое мерцанье под плитой.
Человек сияет как святой.
Сдвинулся гранит, упал на пол.
Ключ из кубка избранный обрёл.

Превратился ключ в лучистый меч.
Озарил сияньем тысяч свеч.
Отварил врата, стремил коня,
Ускакал в лучах начала дня.

В путь-дорогу ангел провожал.
Крест благословенье выражал
На борьбу с нечистой силой тьмы,
Вырвавшейся из глубин тюрьмы,

Что баланс хранила на земле.
Воин света скачет на коне.
Ключ от мира высоко поднят,
Нежить загоняя снова в ад.

Так пройдёт неделя. Может год.
Мир баланс начала обретёт.
Сила тёмная одолена.
Миссия ключа завершена.