bodriy_pen (bodriy_pen) wrote,
bodriy_pen
bodriy_pen

Как грозные норманны проиграли битву вначале лягушкам, а затем паукам.


Норманны - отважные рыцари из северной Франции - в конце XI века прочно утвердились на другом конце Европы - в Средиземноморье. Примерно за полвека потомкам небогатого и не слишком знатного норманнского барона Танкреда Отвиля удалось выгнать византийцев из южной Италии, а арабов из Сицилии. На карте континента появилось новое могущественное королевство, которое угрожало и папе римскому, и Византийской империи, и прочим своим соседям. А Отвили стали одним из влиятельнейших домов Европы.

Норманны умели сражаться, их тяжелая кавалерия была в то время, пожалуй, лучшей в Европе. "Танковый клин" норманнской конницы мог разметать не менее тяжеловесных и хорошо вооруженных (но куда более медлительных) византийских катафрактов. Мог раздавить и плотные построения варангов: русов и скандинавов на службе у греческого императора.

Впрочем, случались разные ситуации. Не всегда у северян всё шло гладко. Один раз норманны вынуждены были спасовать перед лягушками, второй раз - перед пауками.

Смертельная атака из болота

Впервые норманны появились в Италии в 1016 году. Небольшая группа паломников прибыла в Апулию, историческую область на юго-востоке Апеннинского сапога, чтобы помолиться архангелу Михаилу на священной горе Гаргано. И совершенно случайно (хотя, может быть, и нет) встретили довольно странного человека, одетого, как показалось суровым северным парням, совершенно неподобающе - в женское одеяние. Это был Мелус, один из представителей лангобардской знати, очень недовольный тем, что в его родной Апулии, когда-то покоренной и обжитой его соплеменниками, теперь хозяйничают византийцы.

- Я собираюсь положить конец господству греков, и я слышал, что норманны - отличные воины, и поэтому предлагаю вам присоединиться ко мне, - сказал Мелус.

Норманны, прикинув, что здесь, на юге, под жарким средиземноморским солнцем, они могут получить новые земли и богатства, согласились. Пообещали, что скоро вернутся в Италию с крупным и хорошо вооруженным отрядом.

Обещание сдержали. В 1017 году в Италию прибыло из Нормандии 250 рыцарей, и лонгобардско-норманнское восстание началось.

Византийский катапан (наместник) Италии Торникий двинул против бунтовщиков войско, но потерпел поражение. Причем норманнские рыцари проявили себя выше всяких похвал. Воодушевившись, восставшие начали захватывать замки и города, мечтая в скором времени завладеть главной византийской твердыней этих мест - Бари. Однако не успели. В Апулии появился со свежими силами новый греческий катапан - Василий Боиоаннес, который в отличие от своего предшественника был куда более решительным и талантливым. В октябре 1071 года на равнине у населенного пункта Канны, примерно в том же месте, где в 216 году до нашей эры Ганнибал разгромил римские легионы, лангобарды и норманны потерпели сокрушительное поражение. Лихой натиск норманнской конницы разбился об ощетинившуюся копьями стену русской дружины, находившейся тогда на службе у византийского императора.

Мелус после этого поражения бросился на север - искать защиты у римского папы и германского императора, а норманны решили остаться в Италии - не возвращаться же с позором на родину. Но вскоре их ждало еще одно горькое поражение. Поредевший норманнский отряд бросил якорь в принадлежавшей лангобардам Кампании. Выбрав, как показалось северянам, очень удачное место - с горой, лесами, пастбищами, - они принялись строить укрепленный лагерь. Однако работы продолжались недолго, потому что из соседних болот повеяло страхом и смертью.

"Лагерем стали норманны в самом выгодном месте, прекрасно снабженном водой, лугами для пастбищ и лесом, давало оно им всё то, в чем нуждаться бы мог их народ, - пишет хронист Вильгельм Апулийский. - Избрали главой своих войск они одного из храбрейших мужей своих, Райнульфа, каждый из них был послушен приказам его. Однако едва только начали строить они укрепленья на месте той первой стоянки, войско лягушек, заквакав в соседнем болоте, прервала их труд".

И грозным рыцарям пришлось отступать под напором квакающего легиона и искать новое место для лагеря. Справедливости ради, нужно сказать, что нашли они его довольно быстро, не сильно далеко от предыдущего, и впоследствии от лягушек больше не убегали. Напротив - укрепились в Италии и с каждым годом захватывали новые территории.

Гора тарантулов

Но если с лягушками у норманнов отношения наладились, то с другими божьими тварями согласия не было. Следующая не очень приятная встреча норманнского войска с миром природы произошла через сорок лет после битвы при Каннах, в 1065 году.

Южную Италию к тому времени норманны практически покорили (у византийцев оставалось лишь несколько прибрежных городов), и граф Апулии Роберт Гвискар вместе со старшим братом Вильгельмом Железной Рукой воевали в Сицилии, пытаясь освободить этот райский остров от арабов. Мусульмане сражались упорно, однако северяне брали верх и вскоре осадили главный сицилийский город - Палермо. Лагерь рыцари решили разбить на небольшой горе неподалеку от городских стен - место там было весьма выгодное. Однако Гвискар и не подозревал, что эту великолепную возвышенность по достоинству оценил не только он, что место это уже занято, и владельцы его просто так отдавать не собираются. И владельцами горы были отнюдь не сицилийские арабы.

"Вся гора кишела тарантулами, - сообщает в своей хронике монах Гоффредо Малатерра и дальше объясняет, кто это такие и чем опасны: - Тарантул - это червь, по виду напоминающий паука, который уколом ядовитого жала наполняет зверей и всех, кого ужалит, сильным и отравленным пучением. Происходящие от столь мощного внутреннего давления ветры, с позорным грохотом исходящие через анус, никоим образом нельзя сдержать. Говорят, что если жар или какая-либо другая сильная лихорадка вскоре после этого не начнется, то это может быть опасным для жизни".

Малатерра подчеркивает, что смертельных случаев от "внутренних ветров" среди воинов Гвискара, к счастью, зафиксировано не было, но злосчастную гору, чрезмерно населенную пауками, пришлось покинуть. Норманны хоть и были рыцарями доблестными, закаленными в боях, крепкими и отважными, но даже они не могли выдерживать постоянные, с позволения сказать, газовые атаки. Тут об арабах надо думать, а невольно думаешь о тарантулах. Никакой войны!

Роберт Гвискар пошел на попятную - приказал войску искать другое место для лагеря. Но тарантулы доставали захватчиков и там, на новом месте, поэтому через три месяца норманны осаду сняли и возвратились восвояси.

Арабы ликовали. Тарантулы, видимо, тоже.

Покорить Палермо норманнам удалось только в 1072 году. Город блокировали с моря, а лагерь разбили не на горе, а на равнине - среди садов и апельсиновых рощ. И это было правильное решение - тарантулы в низину не совались.
Tags: история
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 10 tokens
— Укради мне шашлык — Я тебе куплю — Хочу краденый ​***** — И как тебе только не стыдно?! — Здорово, правда? ***** — Ты кто по гороскопу? — Я веган. — Нет такого знака зодиака. — Прекрасно себя чувствую! — Ты меня вообще слышишь? Что ты несешь?! — Ты такой раздражительный. Это все из-за…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments